Что вы знаете об английском языке в формате Антикурсы?

А разве мама Галины с ней бывала только строга? Нет, всегда только справедлива. И, кроме того, добра.

И умна. Сколько интересного рассказывала она Bceм троим малышам долгими сибирскими вечерами, когда мороз трещал за дверями, а радио разносило то плохие, то хорошие вести.

— Подождите, послушаем,– говорила она и объясняла все услышанное так, чтобы детям было не только понятно, но чтобы они представляли себе, что происходит далеко от них: как где-то на родной! земле рушатся дома от вражеских бомб, как мучаются женщины, старики, дети и как советские! воины – и ваши отцы тоже! – делают все, чтобы! прогнать врага из своей мирной, красивой, а сейчас! такой несчастной страны.

А теперь?

Маленькая Наташа привыкла к тому, что радио включено с утра и до вечера, до той поры, когда полагается включать телевизор. Взрослые говорят, делают свои дела и почти никогда не слушают. Она! тоже не слушает, потому что привыкла ко всему, а сама еще не может отличить того, что ей может быть интересно, от того, что для нее непонятно и неинтересно. А если бы не все время? И только по программе слушать то, что могло бы заинтересовать Наташу? Как бывало говорила бабушка: «Подождите, послушаем…» Но бабушки давно уже нет, Наташа! ее не помнит, она родилась в год бабушкиной смерти и никто не говорит ей: «Послушай, это интересно…» И почему-то ее зовут Наташка, хотя бабушка звала свою дочь либо Галя, либо Галина, когда хотела показать, что говорит строго и серьезно. Но никогда – Галькой.

В самом деле, почему сейчас так часто называю?! именами, которые когда-то считались уничижительными, то есть такими, как будто собирались унизить: Ванька, Сенька, Гришка… Да так оно и было: деревенских ребят звали Маньками и Ваньками, а господских – Манечками, Ванечками. Есть славянские народы, у которых в именах собственных принято это окончание «ка», но ведь это принято не у русских. А уж как пойдут всех называть Гальками да Васьками, так после этого не болтай и «Эй ты там!» вместо «пожалуйста» или еще чего-нибудь вежливого. Стоит ли стесняться с Матрешками да Ивашками!

Откуда такое неуважение к человеческим именам? Или это считается милой простотой? Так эта простота, как говорится, хуже воровства. И это не по-дружески, как возможно, представляется некоторым, а по-амикошонски,– есть такое выражение, состоящее из двух французских слов: «ами» – Друг, и «кошон» – свинья. Означает оно нечто вроде приятельского свинства. Дескать, раз ты мне приятель, то могу тебя и в нос ткнуть, и Михрюткой назвать, а ты обижаться ни-ни, потому что все это от дружеских чувств. А на самом деле дружбой тут и не пахнет, а получается вот именно свинство, допускаемое некоторыми между собой: один позволяет себе другого унизить, а тот почему-то должен терпеть.