Что вы знаете об английском языке в формате Антикурсы?

И так они плакали вчетвером, утешая друг дружку, когда вернулись домой те две матери, которые работали. Вторая ленинградка, которая только что получила письмо от мужа, была так рада и счастлива, что схватила на руки своего сынишку, стала! его целовать, стала кричать: «Письмо от папы! От нашего папы!», а когда ей рассказали про историю! с хлебом, она еще больше стала целовать своего сынишку, приговаривая:

— Бедные мои, голодные мои дети, ну, что же делать… Только в другой раз так не надо…

А Галина мама спросила:

— Как же ты могла это сделать, Галина?

— Это не она одна, это мы все вместе! – великодушно заступились за подружку прощенные Галины Друзья.

— Она старше вас на три месяца,– сказала Галина мать, как будто эти три месяца делали ее дочь совершенно взрослой по сравнению с малышами, которые были на целых три месяца моложе ее! –Галя сделала большую несправедливость по отношению к нам ко всем. И это даже хуже, чем несправедливость, это воровство.

— Полноте! – стали уговаривать ее мамы.– Они все поняли, они так плакали и больше не будут.

— Мы больше не будем! – завопили радостными голосами все трое ребятишек, предвкушая, как их простят и они будут доедать оставшиеся корки, но  теперь уже с горячим чаем, как полагается. Но никакой радости не последовало.

— Я не хочу, чтобы моя дочь росла воровкой,– сказала Галина мама.– Ее отец воюет за всех детей на свете, а она ворует хлеб. Какая гадость!

И она отказалась от порции своих корок и сказала, что теперь ей долго придется отказываться от хозяйкиного доброго теплого хлеба, чтобы возместить то зло, которое сделала ее дочь.

Гале шел пятый год, но всю эту историю она помнит так, как будто она произошла на днях. Помнит свое горе и стыд; помнит свое счастье, когда мама посадила ее к себе на колени и тихонько стала говорить о том, какой должна расти дочь советского солдата.

Когда Галина Федоровна рассказывает эту историю, она повторяет с благоговением, со слезами на глазах:

— У меня была удивительная мама! Если бы она была жива, разве моя Наташка росла бы такой, как сейчас?

Галина Федоровна чтит память своей матери; она говорит о ней так, как верующие говорят о святых. Сама она человек в высшей степени порядочный во всем. Видно, что мать действительно воспитывала ее отлично. Если Галина Федоровна что-то вам обещала, она выполнит обещание, чего бы ей это ни стоило. (А как часто бывает, что кто-нибудь наболтает с три короба, насулит всего, а не сделает и одной восьмушки посуленного.) Галина Федоровна вежлива, добра и вместе с тем непримирима ко всякой подлости, несправедливости. «Хорошая женщина!»– говорят про нее знакомые и соседи. А вот дочь свою она воспитывает так нескладно, так нелепо, что это зачеркивает все ее благоговение перед именем матери. Лучшей памятью было бы так же хорошо воспитывать свою дочку, как когда-то воспитывала Галину ее мать.